Николас черный лебедь под знаком непредсказуемости

николас черный лебедь под знаком непредсказуемости

Читайте интересные рецензии и отзывы читателей на книгу «Черный лебедь. Под знаком непредсказуемости (сборник)», Нассим Николас Талеб. Read “Черный лебедь. Под знаком непредсказуемости”, by Нассим Николас Талеб online on Bookmate – За одно только последнее десятилетие. 69 рецензий на книгу «Черный лебедь». Под знаком непредсказуемости авторов Нассим Николас Талеб, Нассім Ніколас Талеб.

Он почти наверняка назовет вам критерий, исключающий вероятность Черного лебедя — то есть такой, который можно использовать для прогноза рисков примерно с тем же успехом, что и астрологию мы увидим, как интеллектуальное надувательство облачают в математические одежды.

николас черный лебедь под знаком непредсказуемости

И так во всех гуманитарных сферах. Почему мы сосредоточиваемся на мелочах, а не на возможных значительных событиях, несмотря на их совершенно очевидное гигантское влияние? И — если вы еще не упустили нить моих рассуждений — почему чтение газеты уменьшает наши знания о мире? Несложно понять, что жизнь определяется кумулятивным эффектом ряда значительных потрясений.

Можно проникнуться сознанием роли Черных лебедей, не вставая с кресла или с барного табурета. Вот вам простое упражнение. Перечислите значительные события, технологические усовершенствования, происшедшие с момента вашего рождения, и сравните их с тем, какими они виделись в перспективе. Сколькие из них прибыли по расписанию?

Взгляните на свою личную жизнь, на выбор профессии или встречи с любимыми, на отьезд из родных мест, на предательства, с которыми пришлось столкнуться, на внезапное обогащение или обнищание.

Часто ли эти события происходили по плану? Чего вы не знаете Логика Черного лебедя делает то, чего вы не знаете, гораздо более важным, чем то, что вы знаете. Ведь если вдуматься, то многие Черные лебеди явились в мир и потрясли его именно потому, что их никто не ждал. Возьмем теракты 11 сентября года: Вокруг башен ВТЦ барражировали бы истребители, в самолетах были бы установлены блокирующиеся пуленепробиваемые двери и атака бы не состоялась.

Могло бы случиться что-нибудь другое. Не странно ли, что событие случается именно потому, что оно не должно было случиться? Как от такого защищаться? Странно, что в подобной стратегической игре то, что вам известно, может не иметь никакого значения. Это относится к любому занятию.

Чёрный лебедь (теория)

Если бы он был известен и очевиден, кто-нибудь уже бы его изобрел и он превратился бы в нечто тривиальное. Чтобы обскакать всех, нужно выдать такую идею, которая вряд ли придет в голову нынешнему поколению рестораторов.

николас черный лебедь под знаком непредсказуемости

Она должна быть абсолютно неожиданной. Чем менее предсказуем успех подобного предприятия, тем меньше у него конкурентов и тем больше вероятная прибыль. То же самое относится к обувному или книжному делу — да, собственно, к любому бизнесу. То же самое относится и к научным теориям — никому не интересно слушать банальности. Успешность человеческих начинаний, как правило, обратно пропорциональна предсказуемости их результата.

Вспомните тихоокеанское цунами года. Прочитанные книги куда менее важны, чем непрочитанные. Библиотека должна содержать столько неведомого, сколько позволяют вам в нее вместить ваши финансы, ипотечные кредиты и нынешняя сложная ситуация на рынке недвижимости.

С годами ваши знания и ваша библиотека будут расти, и уплотняющиеся ряды непрочитанных книг начнут смотреть на вас угрожающе. В действительности, чем шире ваш кругозор, тем больше у вас появляется полок с непрочитанными книгами. Назовем это собрание непрочитанных книг антибиблиотекой. Мы склонны воспринимать свои знания как личное имущество, которое нужно оберегать и защищать. Это побрякушка, позволяющая нам выделиться среди окружающих.

Чёрный лебедь (теория) — Википедия

Поэтому склонность фокусировать внимание на уже известном, столь обидная для Эко, — это общечеловеческая слабость, распространяющаяся на всю нашу умственную деятельность. Люди не размахивают своими антирезюме и не рассказы-вают вам про все, чего они не изучили и не опробовали этим займутся конкурентыно вообще-то это было бы нелишним.

Стоило бы перевернуть с ног на голову логику знания так же, как мы перевернули библиотечную логику. Учтите, что Черный лебедь возникает из нашего непонимания вероятности сюрпризов, этих непрочитанных книг, потому что мы с излишней серьезностью относимся к тому, что знаем. Давайте назовем такого антиученого — сосредоточенного главным образом на непрочитанных книгах и пытающегося видеть в своем знании не сокровище, не собственность и даже не средство самоутверждения — эмпириком-скептиком.

В этой части я буду говорить о нашем отношении к знанию и о том, что мы доверяем рассказу больше, чем опыту. Глава 1 посвящена Черному лебедю, порожденному историей моей собственной одержимости. В главе 3 я провожу черту между двумя видами случайности. Глава 4 ненадолго возвращается к истокам проблемы Черного лебедя — к нашей тенденции обобщать то, что видим.

Затем будут представлены три аспекта одной и той же "чернолебяжьей" проблемы: В главе 9 развенчивается опаснейшая иллюзия, будто можно учиться играя.